• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: правила (список заголовков)
12:03 

Религия, мистика, смерть и похороны, нечисть

Eswet
Cimex amantissimus. В диване с 2003 г.
О религии и колдовстве

В играемое время атеистов и неверующих нет и не может быть в принципе. В Японии царит религиозный синкретизм: люди почитают разом богов-ками и будд с бодхисаттвами, регулярно путая и смешивая одно с другим. Любые приглянувшиеся буддийские школы, выбор личного ками-покровителя – в воле персонажей.

Христианство запрещено, и конкретно в Эйгэцу практиковать его некому, более того: явись туда кто-то из людей креста, местные не вдруг заметят, что что-то не так, даже если христианин вообще не станет скрываться. Магия тоже вроде бы запрещена, но так легко маскируется под буддийские и синтоистские ритуалы, что никто не возьмет на себя труд отделить мух от котлет. Простые люди магии чураются и ничего о ней толком не знают, но если заглянет колдун (гадатель, бродячий лекарь) - с удовольствием воспользуются его услугами, был бы толк.

Храм в Эйгэцу только один, и тот крохотный, поклоняться там можно решительно кому/чему угодно. Чего нельзя, так это кровавых жертв. Болтают, что в более диких местах есть боги, которые требуют себе подношений кровью, но в Эйгэцу это не принято и будет жестоко преследоваться в случае чего.

В храме можно заказать омамори (амулет на удачу), офуда (защитное заклинание), надписать и оставить эма (дощечку с просьбой к божествам). Предсказаниями-омикудзи этот храм не занимается.

Можно также заказать службу в храме по какому-то случаю. Случай может быть абсолютно любым: от необходимости поблагодарить богов за оказанное благодеяние до просьбы исцелить, послать богатство, детей, жениха или невесту, удачу в делах, хорошую погоду… Служба платная, о расценках см. Правила по экономике.

Если в доме болезнь или какое-то несчастье, можно пригласить монаха, чтобы он прочитал молитвы и сутры непосредственно под вашей крышей, у постели больного и т.д. Лечение тоже может осуществляться монахами: сознание японца той эпохи не слишком различает медицинские и магические манипуляции. Прижигание моксой, воскурение благовоний, чудодейственные пилюли и чтение сутр – явления примерно одного порядка. Результат молитв, как и лечения, прямо зависит от личной святости монаха.

Влияние ритуалов на игровой процесс во многом случайно. Однако это, тем не менее, фактор влияния, и лучше совершить ритуал, чем пренебречь им. Хуже точно не станет, а вот лучше - может.

О смерти

Персонаж на игре может умереть, будучи: убит оружием, отравлен, казнен, задохнувшись во время пожара, от ран, от болезни, совершив самоубийство, по результатам встречи с нечистью.

Во всех случаях основная процедура остается одинаковой: после факта смерти персонажа игроку следует 10 минут полежать на месте, где скончался персонаж, исключая только ситуацию, когда смерть наступила в таком месте или в такое время, где/когда труп заведомо никто быстро не найдет (в лесу в стороне от дорог, поздно ночью). После этого игрок оставляет на месте гибели страницу аусвайса «труп» и что-нибудь заметное из вещей (часть прикида, оружие, что угодно, по чему труп можно было бы опознать), а также вещи, значимые для игры: документы, деньги, прочие игровые предметы, надевает белый хайратник и отправляется в мастерятник/мертвятник, по дороге не заговаривая и не общаясь иными способами ни с кем, кроме мастеров.

Если за время отлежки покойного кто-то нашел, следует подробно рассказать нашедшему, в каком состоянии находится тело, с какими ранениями и т.п. Если же за 10 минут тело не обнаружено, желательно оставить краткое письменное описание, можно – прямо на странице аусвайса.

В случае, если смерть произошла при свидетелях и/или тело может быть частью игрового процесса (прощание с покойным, разнообразные осмотры, следственные действия и т.п.), игрок может – но не обязан - продолжать изображать труп столько, сколько потребуется, но необходимо как можно быстрее уведомить мастеров о факте смерти любым подходящим способом (техмастером, мимопроходящим человеком в белом хайратнике, да хоть СМСкой).

Если смерть произошла в такое время суток, когда мастера все уже наверняка спят, игрок может спокойно отправляться спать тоже, а с утра явиться в мастерятник.

Что произойдет с персонажем в загробном мире, выясняется только при попадании туда. Однако известно, что верования, заслуги и проступки персонажа при жизни, а также устроенное ему погребение оказывают влияние на его посмертие!

Иметь заготовку для второй роли полезно, но необязательно.

Если вы нашли покойника, с его телом/оставленными на месте смерти вещами и документами вы можете поступить так, как диктует логика персонажа: пройти мимо, похоронить тело, ограбить тело, позвать на помощь и перенести тело в более подобающее место и т.д. В любом случае, о вашей находке стоит уведомить мастеров.

Страница аусвайса «труп» является сертификатом, который можно прикрепить к полену или свертку ткани. Таким образом, получается модель трупа для ситуации, когда с ним нужно производить какие-то действия: осматривать, выставлять для прощания, сжигать или закапывать.

О похоронах

Если кто-то умер, следует обратиться к буддийскому священнослужителю. Ни в коем случае не к синтоистскому. Но Эйгэцу место диковатое, может статься и так, что буддийских монахов поблизости не окажется, либо им будет совершенно нечем заплатить - а платить за такие услуги обязательно нужно, хоть три мона, хоть пяток яиц. Тогда похороны проводятся методом искреннего прощания и чтения всех сутр, которые может припомнить местное население. Из общеизвестных вещей: для похорон мертвеца обряжают в одежду навыворот и запахнутую налево, у изголовья на время прощания ставят пиалу с едой и воткнутыми туда палочками, после похорон порог дома перед тем, как войти, посыпают солью. Остальное факультативно - кто что вспомнит.

Хотя сегунат уже давно предписывает сжигать тела мертвых по причине нехватки земли под кладбища и во избежание всякой заразы, в Эйгэцу пока еще полным-полно места, так что покойника можно как кремировать, так и зарыть - кому что ближе и проще.

Если ваш персонаж знает о ритуале прощания и похорон больше, чем в среднем по Эйгэцу, он может предложить свои услуги распорядителя или вежливо промолчать. В первом случае распорядителя непременно вознаградят хоть как-нибудь, это обязательный элемент. При попытке пресечь, но не возглавить безобразие - последствия за свой счет, местные наверняка очень обидятся.

О ёкаях и других обакэ

Они есть. В Эйгэцу это точно знает каждый, а каждый второй так или иначе с ними встречался. При этом ёкаи совершенно не горят желанием контактировать с людьми, а если вдруг возгорятся - как правило, ничего хорошего это не сулит. Ёкай - кицунэ, тэнгу, тануки, каппа и прочие - существо могучее, малопонятное, часто агрессивное, желания и намерения его плохо постижимы, а шутки могут обернуться большой бедой для человека. Поэтому люди обычно стараются с ёкаями не связываться.

Однако соседи есть соседи, поэтому при встрече с существом, однозначно идентифицируемым как ёкай, если не удалось сразу спрятаться, лучше всего вести себя почтительно. В принципе, ёкаи в целом людям зла не желают, если только нет какой-то конкретной обиды, поэтому есть все шансы мирно разойтись.

Говорят, что есть люди, умеющие разговаривать с ёкаями и вести с ними дела. Говорят также, что люди, живущие с конкретным ёкаем бок о бок, обычно поддерживают с соседом более-менее ровные, а иногда и теплые отношения. Говорят, что если так случилось, что ёкай остался человеку должен, этот человек вполне может рассчитывать на помощь безо всякого подвоха. Мало ли что говорят, в общем.

Что касается физического и мистического взаимодействия с ёкаем - магии или драки, - то подробности обычным людям не известны. Живым ушел - и славно. Единственное, что все знают доподлинно, - это что ёкай не войдет в жилой дом, не будучи троекратно приглашен, и вообще в помещение, если оно как следует защищено офудами (все дверные и оконные проемы).

Кроме ёкаев - живых существ из плоти и крови - еще существуют обакэ, бывшие ранее предметами. Их великое множество, они могут быть как очень добрыми и домашними, так и очень злыми и кровожадными. Точно не зная, ни за что не угадаешь. Потому от них лучше на всякий случай держаться подальше. Обереги-омамори и офуды от них где-то как-то защищают.

Еще бывают юрэй - неупокоенные духи. Они могут быть как безобидными - печальная душа, явившаяся сообщить, что ее тело лежит где-то непохороненным, - так и очень, очень гневными и опасными, так называемые онрё.

Легенды гласят также, что в живого человека может вселиться злой дух, или сам человек под влиянием сильных страстей может превратиться в онрё еще заживо. С этим могут иметь дело только священники и колдуны, нормальным людям лучше спрятаться как можно лучше.

@темы: правила

00:04 

Экономика и товарно-денежные отношения

Eswet
Cimex amantissimus. В диване с 2003 г.
Время игры соответствует реальному. Таким образом, циклические экономические процессы не отыгрываются. Однако в сюжете игры запланирован сбор налогов. Уплата осуществляется в норме не деньгами, а рисом и другими продуктами (для крестьян) либо плодами ручного труда (для крестьян и ремесленников). При желании игроки могут заявить своим персонажам проблемы со сбором необходимого оброка, в этом случае вопросы о долгах и отыгрыше будут решаться с мастерами индивидуально. При отсутствии таковых проблем игрокам, отыгрывающим крестьян и ремесленников, нужно иметь предметы, которыми можно отыграть мешки зерна, стопы бумаги, штуки ткани или что угодно другое в соответствии с ролью.

Сиюминутный товарно-денежный обмен существует на основе бартера. Деньги в Эйгэцу почти не имеют хождения - их практически нет на руках. У пришлых персонажей могут быть медные деньги, у торговцев - медь и серебро, у княжеских семей и золото, но скорее в качестве золотовалютного запаса, нежели расчетного средства. Также золотые и серебряные монеты могут всплыть из клада или от ёкаев. Ценность серебра и особенно золота большинству коренных жителей городка малопонятна. Для сведения игроков: в среднем за два золотых кобана (это сто серебряных моммэ или сто тысяч медных монов, или примерно тонна риса) можно купить коня или средненький меч, за пять - снарядить конного воина или организовать скромную свадьбу княжеской дочери. Или уплатить налоги за крестьянскую семью лет этак за пятнадцать.

В обиходе же жители Эйгэцу используют бартер, причем как товаров, так и услуг, и это касается в том числе “организаций” - веселого дома, заведения питания, храма и т.п. В условиях, когда все друг друга знают годами и могут перечислить, кто когда кому крышу крыл, платье шил, колодец копал, за больным ходил и так далее, система работает хорошо. Распространены также своего рода “кредиты” с формулировкой “потом сочтемся”, “завтра занесу”, “отдам с урожая” и т.п. Настоящие, зафиксированные на бумаге или деревянных табличках долговые расписки тоже существуют, особенно если дело касается учета старостой налоговых поступлений. Посторонние же либо встраиваются в систему, либо расплачиваются деньгами. В игровой реальности для персонажей заготовлено несколько историй, на которых можно базировать представление о сравнительной стоимости предметов и действий.

Стоимость денег в таких условиях довольно зыбка, но приблизительно на один медный мон можно сытно поесть, на два - переночевать и позавтракать в гостинице, на двадцать - приятно провести время в веселом доме, но почти без выпивки. На пятьдесят монов можно покутить в обществе юдзё и бочонка местного сакэ, на двести - поставить выпивку всему городку, на тысячу (один серебряный моммэ) - приобрести весьма недурное по местным меркам платье у заезжего торговца (верхней планки в таких делах, понятно, нет). Выкупить юдзё в Эйгэцу может стоить от одного золотого кобана (пятьдесят моммэ), и по меркам столиц это просто смешная сумма. Впрочем, стоимость контракта юдзё индивидуальна, сумма может оказаться и с лишним ноликом. Лекарство у бродячего торговца обойдется в два-пять монов, но если оно с доказанным эффектом, могут запросить и больше. Божеству если уж жертвовать деньги, то не менее трех монов.

Еще существует такое явление, как бумажные деньги. Они имеют вполне легальное хождение в столицах и некоторых регионах, и те, кому доводилось путешествовать, об этом знают. Однако местные жители, ни разу не высунувшие носа за пределы Эйгэцу, могут и не понять, что это за диковина и в чем ее смысл. Желающие играть в перипетии обладания бумажными деньгами могут внести мастерам заявку на них с обоснованием, откуда деньги взялись.

Монеты и бумажные деньги выдаются мастерами в соответствии со статусом персонажа и с заявками на отыгрыш экономических сюжетов. Что касается бартера, то отыгрывать предметы для мены желательно чем-то схожим с играемым объектом внешне, а в случае конкретной меры веса, объема или качества товара - снабдить предмет соответствующей бумагой, “товарным сертификатом”; сертификаты выдаются мастерами по запросу и заполняются игроками в соответствии с пожеланиями к предмету и здравым смыслом. Если мастера обнаружат на игре сертификат на тушу кита или центнер пурпурной краски, или что-то еще столь же фантастическое, - и документ, и предмет будут изъяты из игрового процесса. Если вы желаете после игры получить свой предмет назад, пометьте его ярлычком/наклейкой с надписью “вернуть такому-то”. Имейте в виду, что предметы для мены могут несколько раз за время игры сменить хозяина.

@темы: правила

23:52 

О культуре общения и прочем сопутствующем

Eswet
Cimex amantissimus. В диване с 2003 г.
О культуре общения и прочем сопутствующем

В нынешнюю эпоху наблюдается подъем культуры после значительного упадка, вызванного войнами и Красным Мором. В столицах плодятся театральные труппы, на слуху имена поэтов и художников, выпускаются романы, сборники пьес и стихов, каталоги модной одежды.
Эйгэцу – глухая провинция, культурные тенденции долетают сюда обрывками и с опозданием на десять-двадцать лет, но все же долетают. Здешняя уже не совсем деревня, еще не очень город – прекрасное место для смешения старого и нового, традиции и свежих идей, слухов и правды. Столичным жителям местные нравы и моды покажутся безвкусными, смешными, бедными и пошлыми, но здешний народ высоко ценит собственную особость.
В такой глуши кастовая разница между людьми заметно стирается. Самурай, у которого всего имущества – пара мечей, дедово нэцкэ и смена одежды, разве что гонором отличается от крестьянина, который двадцать лет назад в доспехах и с копьем шагал в рядах княжеской пехоты. Торговка, привезшая в городок воз разномастных товаров, вполне могла еще совсем недавно числиться в высшем воинском сословии, да сменяла мечи на мошну – а то ведь кушать хочется. У ремесленников, выделенных в отдельное сословие, - у каждого первого родня среди крестьян, а деревенские девушки по случаю праздника прислуживают княгине в замке, нарядившись как благородные. Очень тонка грань между «вот молодец имярек, себя блюдет, лицо держит» и «ну и болван, хакама в пяти местах протерлись, а туда же: кланяйтесь самураю!» В отличие от большого города, где сословная принадлежность определяет правила поведения по отношению друг к другу более, чем что бы то ни было еще, в призамковом городишке личная репутация на первом месте, и каждый получит столько почтения, сколько заслужил, а от дурной славы, пусть даже клеветнической, не спрячешься и на другую улицу не съедешь.
С другой стороны, в здешних уединенных местах самое оно – скрыться от славы, заполученной в других краях. Эйгэцу стоит в стороне от значительных трактов, здесь нет постоянного потока путешественников и торговцев, не пробегают регулярные сегунские курьеры, новости запаздывают и искажаются, и даже письмо будет идти сюда месяцы, если не годы. Только княжеская голубиная почта – средство связи достаточно быстрое, хоть и не абсолютно надежное.
Да и читать тут не всякий умеет, не говоря уж о писать. Хотя, конечно, свое имя подписать способен каждый, если не слабоумен, и счет крестьяне вести обучены. Что до торговцев, мастеровых и особенно самураев, то эти все, конечно, грамотны, хотя и не все – настолько, чтобы выписывать романы из столиц. Стихи из «Манъёсю», положим, цитировать могут лишь высокородные, но ежели крестьянину захочется посетить кого-то в «ивовом домике», то и ему совсем не возбраняется выучить или даже сложить три строки по случаю. В столицах все были бы шокированы, конечно, но в провинции дело иное, и если владельцу рисового поля охота лягушкам стихи читать, то кому какое дело. Может, у человека с местным каппой такие высокие отношения, почему нет.
Хотя это должен быть очень смелый человек; обычно люди отгораживаются от ёкаев амулетами и офудами. Не найти такого дома, чтобы не были улеплены заклятьями все окна и двери. Опять же в столицах легко болтать, там-то людей столько, что ёкаев распугали подчистую, а здесь – вот она гора Акамими, и на ее склонах оборотня не встретить – еще ухитриться надо. Живут они тут, совсем рядом, своей ёкайской жизнью, и лишний раз соприкасаться с ними не стоит. Как не стоит и задирать их, ловить или иным манером вредить нарочно. Люди с ёкаями – как вода и масло: бок о бок, но не смешиваются.

@темы: правила

20:32 

О гендерном составе, боевых ролях, кроссполе: как это планируется

ooku
Играется сеттинг, где царит практически стопроцентное гендерное равноправие. Просим обратить внимание: все могут быть всеми (и только папа не может быть мамой, да еще мико-мужчин и каннуси-женщин не бывает по, в общем, идеологически близким причинам).
Таким образом, на этой игре мы не поощряем кросспол, поскольку для него нет функциональных и игромеханических причин. Леди самурай и господин гейша - это совершенно нормально!
По этой же причине на потенциально боевые роли можно заявляться без ограничений. Вопросы “допустимо ли бить женщину мечом” решают для себя сами персонажи, индивидуально, в меру своей романтичности, сентиментальности, воспитания и желания выжить. В Японии этого сеттинга есть и места, где патриархат более-менее сохранил позиции. Кроме того, равноправие сформировалось по историческим меркам совсем недавно, еще живы старики, которые помнят времена, когда все было иначе, и в масштабах целой страны под существующее положение еще не подведена мощная идеологическая или религиозная база. Так что спектр отношения к вопросу может быть очень широким, невзирая на образовавшуюся реальность.
При всем том мы сознаем, что ряд игроков по своим внутренним причинам играют исключительно кросспольные роли, и не считаем нужным как-то бороться с этим явлением. Если душа настоятельно требует кросспола даже в условиях функционального гендерного равенства - пожалуйста, препятствовать не будем. Просим, однако, учесть, что в случае, если по игроку в мужской роли будет отчетливо заметно, что он все-таки женского пола, решать вопросы “а зачем ты такое?..” придется персонажу по игре. Никаких внешних маркеров “мальчик/девочка” мастера вводить не намерены. Если вы не можете понять, кого видите перед собой - не грех спросить, да и солгать в ответ тоже не запрещено.

@темы: правила, организационное

20:27 

Краткая сюжетная вводная с описанием ролей

ooku
На игре моделируются три локации:
- замок Эйгэцу и поселение под его стенами;
- мужской буддийский монастырь на горе Укон (секта - на выбор игроков)
- селение ёкаев на и вокруг горы Акамими

Кроме того, присутствуют персонажи из расположенного неподалеку замка Иваодзи, а также некоторое количество персонажей из удаленных мест.

Играемая местность расположена на северо-западе центральной части острова Хонсю, то есть в местах гористых, диких и сравнительно малонаселенных. Люди тут живут небогато, нравы просты и даже грубы. Гость из Эдо или, тем более, Киото потрясет (необязательно в хорошем смысле) местное население утонченностью и деликатностью манер, даже если у себя на родине это человек простой.
В настоящее время в стране царит мир, войны между даймё строго запрещены, но периодически вспыхивают восстания, а шайки разбойников не дают расслабиться сельским жителям. Оружия на руках у обычных людей практически нет - его старательно изымали еще до становления сегуната, да и потом продолжили.
Денег на руках тоже почти нет, основа локальной экономики - бартер, в значительной мере продуктовый. Рис дорог, это не каждодневный продукт питания; он же - основная валюта. Шелка в таких местах почти не видят, а если и видят - то на хозяевах замка, и то по праздникам. Впрочем, праздновать люди любят, было бы что.
В последние годы боги благосклонны к этой местности, не было ни неурожаев, ни крупных землетрясений, ни наводнений, ни осыпей, ни болезни. Народ не жирует, конечно, но и отнюдь не голодает. Почти у всех припрятана какая-нибудь нычка, у некоторых и не одна. Это делает здешние края крайне привлекательными для разбойников.

Эйгэцу - небольшой городок, и от деревни его отличает в основном наличие заведения общепита да скромного веселого дома. Большая часть населения все еще крестьянствует, ремесленников раз-два и обчелся. Некоторые жители при надобности берут в руки оружие и становятся дружиной под командованием хозяев замка. Опять же при надобности жителей призывают учинить в замке уборку или прислуживать гостям, кои весьма редки. Постоянно в замке проживает очень мало народу - собственно хозяева и полтора человека постоянной прислуги.
Население городка по большей части связано родственными узами, где в первом колене, где и в десятом. В поселке при замке Китамура у многих жителей Эйгэцу тоже есть родня.
Доступны роли: хозяин/хозяйка замка, хозяйская дочь, ее дети, их прислуга; население городка (5-8 семей, для части имеются готовые сюжеты со спорным наследством, кровной враждой, женой издалека, мистической линией, также можно заявлять свои сюжеты); синтоистский храм (можно часовня с 1 служителем); кабак; веселый дом; гости города различного формата, в т.ч. бродячие монахи, лекари, заклинатели, ронины, торговцы; гости из Иваодзи (жених для дочери хозяев Эйгэцу, его свита - воины и монах(иня)).

Монастырь принадлежит к тем немногим, которых не затронул Красный Мор и которые сохранили сугубую традиционность и патриархальность. Монахи не упускают возможности посетовать на времена и нравы, а также демонстративно сторонятся женщин. С поселениями вокруг волей-неволей поддерживают связь. Можно заявлять собственные сюжеты.
Доступны роли: настоятель, 1-3 монаха. Принадлежность монастыря к школе/секте - на выбор игроков.

Ёкаи живут сами по себе, и если и контактируют как-то с местными - это не афишируется ни одной, ни другой стороной. Частично это игротехнические персонажи. Заявиться на нечисть можно, но такие заявки будут обсуждаться долго, подробно и, вероятнее всего, мастера вручат ёкаям заранее заготовленный функционал.

@темы: правила, организационное

20:24 

Анонс

ooku
Игра "Госпожа сёгун: Свадьба в Эйгэцу" пройдет в Подмосковье 5-7 августа 2016 г.
Главмастер: Эсвет (Eswet, eswetster@gmail.com)
Мастер: Тари (tahry)
Мастер: Алина (Chirikot)


Описание сеттинга

Раскурить первоисточники

@темы: правила, организационное

Госпожа сёгун: Свадьба в Эйгэцу

главная